?

Log in

No account? Create an account
Larisa Amir's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Monday, December 20th, 2004

Time Event
1:31p
Пинхас Валлерштейн и Адир Зик.
Не об этом  собиралась написать сегодня. Есть еще несколько вопросов, на которые обещала ответить. Но только что наткнулась на сайте МАОФ на статью Адира Зика  "Холостые, холостые". Не то что бы вижу/слышу эти вещи в первый раз, но раз уж мы здесь разговариваем, не могу пройти мимо молча. Я, кстати, очень уважаю Адира Зика за определенные его смелые высказывания и точные формулировки.  Он смелый человек и способный журналист. Тем не менее.
    Ограничусь только двумя цитатами.
1. "Амир свидетельствовал /на суде Авишая Равива - Л.Т./, что Маргалит Хар-Шефи знала о намерении убить Рабина, а  Авишай Равив - не знал." 
  Насколько мне известно, Игаль предлагал свои услуги - выступить на суде у Маргалит в качестве свидетеля защиты. Кажется, даже написал письмо ее адвокату  (в этом я не уверена, но предлагал - точно). Адвокат и семья не согласились, так как считали, что его появление на суде только скомпрометирует Маргалит и вызовет антагонизм судей. Кстати, Авишаю Равиву он своих услуг не предлагал, тот сам обратился к нему через своего адвоката (не того, бывшего ШАБАКника, который, кстати, был против его приглашения, а второго).
2. "Спустя 4 дня после этого Амир получил премию за свое свидетельство - переведен из беершевской тюрьмы в тюрьму Рамле, в камеру, из которой выпустили Григория Лернера".
    Игаль был переведен из Беэр-Шевы в Рамле примерно через два месяца после своего свидетельства (надо бы спросить у него точные даты, но он позвонит только вечером, а связь у нас, как известно, односторонняя. Да и связь-то - 15 минут. Но если понадобится, спрошу.) . До этого он несколько раз подавал заявление о переводе в центр страны, в бывшую камеру Герцля Авитана, и каждый раз получал отказ, на том основании, что камеру эту, ввиду скученности в тюрьме,  решено было использовать для нескольких заключенных. На этот раз все произошло  по инициативе некоего правого активиста, который сам обратился к  адвокату  Игаля и предложил подать просьбу о переводе в камеру Лернера, про которую было известно, что она вот-вот освободится (не в моих правилах называть имена, но этот человек неоднократно подтверждал это, в том числе, и публично). 
    А теперь я хочу спросить: на каком основании делаются подобные заявления? О премиях, о сговоре с властями? У А.З. имеются какие-либо доказательства этого сговора? Или же он пользуется тем, что Игаль не может выступить с опровержением и - например - подать в суд за клевету?  Если это ошибка и А.З. был введен в заблуждении касательно подлинных мотивов Игаля в его решении свидетельствовать на суде Равива, он мог бы попробовать это выяснить. Это не представляло никакой сложности. Или же просто  не было такого желания? Действительно; а зачем?
      Я, лично я помню, сколько времени тогда  я спорила с Игалем об этом его решении. И как он сам колебался. И даже звонил нескольким людям (это было в тот период, когда он мог звонить относительно бесконтрольно), пытаясь выяснить, причинил ли Равив кому-то реальное зло. А я, грешна, отговаривала его из-за того только, что представляла себе, какие реакции и какие обвинения это за собой повлечет. Кстати, не только я отговаривала. Одна наша общая знакомая рассказывала мне впоследствии, как пыталась разубедить его - свидетельствовать именно тогда, когда вследствие  интифады общественное мнение стало хоть чуть-чуть поворачиваться
к нему. А Игаль сказал, что не может позволить себе отказаться свидетельствовать лишь из-за того, что это нанесет ущерб его имиджу. И вообще, по его мнению, никто не должен сидеть по статье за недоносительство. Даже Равив. Он вполне представлял себе, что про него скажут. И, в частности, обвинения А.З. не были для него неожиданностью. Но от этого не легче - лично мне. Это про Адира  Зика.
    А теперь про Пинхаса Валлерштейна, про которого не смолкает сегодня с раннего утра. Одно это уже вызывает к нему горячее сочувствие. И понятно, что за его словами кроется подлиння боль. И все-таки... Не могу я этого слышать.  Все это так похоже на то, что было тогда, те же разговоры, те же призывы... Даже те же люди. Нет, поймите правильно, я вовсе не имею в виду, что убьют Шарона. Не входят дважды в ту же речку. И, разумеется, все эти разговоры о "следующем убийстве"-  по-моему, на 90% пропаганда и средство для затыкания ртов.  Но вот все это - "если много людей откажутся и пойдут в тюрьму..." В точности те же слова - 95 год, т огда еще говорили об отказе участвовать в переписи населения. Помните, кто здесь был?  И где потом были все эти герои, призывавшие других идти в тюрьму? Били себя в грудь и, заливаясь слезами, рассказывали о любви Рабина к поселенцам? Просили прощения у тени отца народов? Еще раз - вовсе не имею в виду, что должны были поддержать  убийство... Но я про это уже писала, не буду повторяться.(Я, кстати, не имею в виду лично Валлерштейна - просто не помню его тогда. Но много было таких.  А вот других...) Ведь это же настолько просто: прежде, чем призывать других платить высокую цену и жертвовать собой, ты должен быть готов хоть что-то заплатить сам. Хотя бы своей карьерой. А многих ли у нас таких? А есть ли вообще такие?
  Не очень-то разумно с моей стороны все это писать. Если уж о политике, то лучше бы про отмежевание, про Переса, что ли. А тут, можно сказать, "свои". Но с другой стороны, кому нужен дневник, даже виртуальный, если в нем не находится места для эмоций?   
   

<< Previous Day 2004/12/20
[Calendar]
Next Day >>
יגאל עמיר:דו''ח התנקשות   About LiveJournal.com